June 1st, 2011

Стаканыч

Ykt_ru - #066

Интервью с действующим агентом ФБР - это редкая возможность для журналиста. Поиск контактов занял месяц, согласование разговоры под запись продолжалось еще несколько недель. Она состоялась в телестудии ФБР в вашингтонской штаб-квартире спецслужбы - в здании имени Эдгара Гувера, которая занимает целый квартал в центре американской столицы. Это - единственное помещение, где разрешено снимать и включать записывающее устройство. Агент ФБР Брайан Эрл в 2000-ых годах был ключевым лицом в расследовании американской дела Павла Лазаренко. На собранных им доказательствах базируется обвинение прокуратуры США, которое было признано присяжными обоснованным, в следствие чего Лазаренко был приговорен к 8 годам тюрьмы за вымогательство и отмывание средств. Эрл также работал помощником атташе по юридическим вопросам посольства США в Киеве, а позже - правовым атташе в Москве, после чего вернулся на работу в ФБР. Главным условием разговора с агентом Эрлом было обсуждение исключено дела Лазаренко, которая уже завершилась и в которой вынесен обвинительный приговор. Сотрудникам ФБР запрещено общаться любые уголовные производства на стадии расследования. При этом Брайан Эрл глубоко информирован о нынешних украинских политиков. Он входит в группу экспертов ФБР, которые занимаются идентификацией и возвращением средств клана Януковича. Также Эрл осведомлен о деле Фирташа, хотя никогда этого не признает публично. Наш разговор, как и договаривались, касалась только дела Лазаренко, но из ответов агента ФБР можно сделать вывод и о других делах против украинских деятелей, которые находятся на радарах американских спецслужб. Этим разговором агент Эрл разрушит несколько мифов относительно дела Лазаренко и роли Юлии Тимошенко. Много лет адвокаты лидера "Родины" настаивали, что США признали ее невиновной в эпизодах по переводу средств Лазаренко. Так же Партия регионов распространяла тезиса, что Лазаренко отсидел в Америке за преступления, связанные с Тимошенко. Агент Эрл развенчивает легенды, насаженные обеими сторонами, и рассказывает, что произошло на самом деле. - Итак, Брайане, если кратко, кем была Юлия Тимошенко в истории Павла Лазаренко? - Она была жертвой вымогательства со стороны Лазаренко и одновременно соучастником заговора с Лазаренко. Их схема предусматривала развитие бизнеса путем коррупции, выплаты взяток политикам, получением прибыли и обогащения. - Сколько Тимошенко платила Лазаренко? - Много. Десятки миллионов долларов. - В одном из документов дела Лазаренко с ссылкой на вас сказано, что компании Тимошенко перевели 100 миллионов долларов Лазаренко? - Да, это соответствует нашим документам, которые мы получили от фирмы "Somolli Enterprises", которая контролировалась, как мы убеждены, госпожа Тимошенко. Документы о трансфере были подписаны ее мужем Александром Тимошенко. - В то же время сторонники Тимошенко говорят, что у нее не было выбора, если она хочет вести бизнес в Украине. - Я согласен с этим. Это правда - как о ней, так и о всех других. Если она хотела вести бизнес, она имела два выбора: или сотрудничать с Лазаренко, у нее забрали бы их бизнес. Лазаренко не первый в мире, который это сделал. Это - достаточно стандартная схема коррумпированных политиков на всей планете, не только среди стран бывшего Советского Союза. Это грустно сказать, но коррупция существует везде. И коррупция - это приоритет для ФБР в Америке. Мы будем расследовать любого американского коррумпированного политика. Таких достаточно. Условие для этого - нарушение американских законов. - Тимошенко нарушила американские законы? - Я не думаю, что Тимошенко признали виновной судом в нарушении американских законов. ФБР не решает, кто нарушил законы, а кто нет. Это решают судья или присяжные. Но то, что он делал, описано в документах суда: она действовала как Кириченко, она платила Лазаренко, чтобы ее бизнес процветал. - Вы попытались допросить Тимошенко в деле против Лазаренко? - Да. Несколько раз она согласилась свидетельствовать, два или три раза. Несколько раз она отказалась давать показания. В итоге, она была очень нерешительная в ходе допроса о своем сотрудничестве с Лазаренко. Она с радостью говорила о коррупции других людей в Украине, но не о своем бизнесе. - Ее отказ давать показания имела влияние на статус Тимошенко в США? - Когда я в последний раз ее допрашивал, это было, уже когда дело Лазаренко была завершена, после оранжевой революции. - Тимошенко не была в США несколько лет, вплоть до 2007-го. Она боялась ехать без этого допроса? - Я не знаю, она боялась. Мы можем выдать ордер на допрос свидетеля, и тогда эта личность будет вынуждена задержаться в США и свидетельствовать. Я помню, что она хотела поехать в США и чувствовала, что должна прийти на допрос перед поездкой. - В течение слушания дела Лазаренко по сути в Сан-Франциско судья Мартин Дженкинс исключил из обвинительного заключения пункты, где упоминались переводы Лазаренко от Тимошенко. Почему? - Его объяснение заключалось в том, что у нас не было достаточно доказательств. Юлия Тимошенко дала показания, Александр Тимошенко не дал показания. Так что наши доказательства, в части денег от Тимошенко для Лазаренко, не были такими же сильными, как в других пунктах, потому что свидетели не сотрудничали в этом эпизоде. По другим эпизодам, в частности, с деньгами Агафонова для Лазаренко, мы имели показания от людей из агрофирмы "Научная". В эпизоде с деньгами Кириченко мы имели показания самого Кириченко. Поэтому судья Дженкинс решил, что мы предоставили недостаточно доказательств присяжным относительно переводов от Тимошенко. - Можно ли, опираясь на решение судьи Дженкинса, сказать, что Тимошенко не вела ни одно уголовное деятельность с Лазаренко? - Это не то, что сказал судья Дженкинс. Он не сказал, что она невиновна в криминальной деятельности. Он сказал, что в деле нет достаточных доказательств, чтобы осудить Лазаренко за действия с Тимошенко. Мы не решаем, кто невиновен. И даже когда присяжные говорят "невиновен", это может означать, что просто не было достаточно доказательств, чтобы осудить человека. - Как в целом выглядела схема коррупции Лазаренко? - Достаточно просто: когда он был председателем Днепропетровской области, он посетил всех успешных бизнесменов и сказал: "Дайте 50% вашей прибыли". Кстати, с Агафонова требовали 60%. "Если ты дашь мне эти деньги, я гарантировать, что ты останешься в бизнесе и что твой бизнес будет успешен". Потом Лазаренко поднялся в политике и стал заместителем премьер-министра, затем премьер-министром. Под ним оказалось больше людей: Кириченко, Агафонов, Тимошенко, Дітятковський и многие другие. Когда он вышел на национальную арену, то активно начал манипулировать структурой импорта природного газа. После чего как-то сразу Юлия Тимошенко и ее компания стали крупнейшим импортером газа в Украину. Она пришла из компании КУБ, достаточно малой компании по торговле энергоносителями, и выросла до ЕЭСУ - крупнейшим импортером газа в Украину. Я думаю, что это было дело рук Лазаренко. Он говорил: "Если ты мне заплатишь, я сделаю тебя успешным - и мы оба станем богатыми". - Почему вообще Соединенные Штаты открыли дело против Лазаренко? - В 1997 мы получили запрос, который был первым в серии запросов от украинской власти, с просьбой исследовать деятельность Петра Кириченко. Он жил в Сан-Франциско, имел офис в городе Саусалито. Запрос содержал подозрение, что Кириченко является партнером экс-премьер-министра Павла Лазаренко, и что они незаконно завладели большим количеством денег из Украины. Мы начали расследование в отношении Кириченко, и узнали, что у него на самом деле существуют бизнес-отношения с господином Лазаренко. - Знали Лазаренко и Кириченко, что они стали объектом расследования? - Нет, не знали. Это занимает время, чтобы собрать полную картину. Существовала очень сложная схема, которая включала в себя много денег и много разных отношений: банк на Антигуа; были разные счета в многочисленных банках в Калифорнии и Швейцарии. Это заняло много времени, чтобы все это собрать в кучу. Но то, что Лазаренко бежал с Украины и приехал в Америку, изменило все. - Как вы получили информацию из оффшорных стран? Ведь они вроде бы защищены от раскрытия данных. - Они предоставляют информацию, когда есть запрос. Я лично прилетел на Антигуа и передал им запрос, после чего они предоставили мне тонны информации. - Это означает, что офшорах невозможно спрятать грязные деньги? - Оффшорные зоны имеют жесткие законы. Но как только люди нарушают эти законы - тогда власть оффшоров охотно сотрудничает. Они могут не прочь сотрудничать - сотрудничать полностью. Никогда посередине! Они или ничего тебе не скажут или скажут все. Так было на Антигуа, в Швейцарии, на Кипре - там власть очень кооперувала с нами. Мы даже были в Лихтенштейне, и власть очень охотно сотрудничала с нами. Оффшорные зоны будут кооперировать, если ты можешь продемонстрировать, что человек совершил преступление. - Какова была конечная цель вашего расследования дела Лазаренко? Посадить его за решетку в США? - Мы начали думать об этом, только когда он бежал из Украины в США. - Вы помните, как это было? - Да. Я получил звонок от своего друга, который работал в Таможенной службе США. Он мне сказал, что занес господина Лазаренко в "список отслеживания" (watchlist), куда включают людей, которые подозреваются в криминальной деятельности. - Таким людям запрещено въезжать в США? - Нет, им не запрещено, но мы хотим знать, когда они въезжают в США. Это не публичная информация. Как только Лазаренко в феврале 1999 года сел в Афинах на самолет до Нью-Йорка, список пассажиров на борту был сверен со "списком отслеживания". Таможня США узнала, что Лазаренко летит в Нью-Йорк, и потом мой знакомый перезвонил мне. Я дал знать нашим людям в Нью-Йорке. Наша цель изначально заключалась в том, чтобы запретить Лазаренко въезд в Америку. - То есть вы хотели просто не пустить Лазаренко в США? Но отнюдь не осудить его в Америке? - Да. Мы знали, что он принимал участие в криминальной деятельности, мы знали, что он убегает из Украины, где на него открыли уголовное дело и забрали депутатский иммунитет. Лазаренко не был той личностью, которую мы бы приветствовали в США. Мы думали, что он должен предстать перед судом собственной страны. Это была наша цель. Но когда он приехал, он подал ходатайство, которое запретило нам мгновенно депортировать Лазаренко из Америки. - Что он сделал? - Это было в новостях, но я не могу говорить об этом, потому что это запрещает мне американский закон. Вы знаете, что он сделал. (Примечание Украинской правды: Лазаренко попросил о политическом убежище на американской границе, что сделало невозможным его депортации. Разглашать информацию в отношении просителей убежища госслужащим запрещено в США) - В ходе исследования американской дела Лазаренко я так и не понял один момент: у него была действующая американская виза, но вы его все равно задержали. Почему? - У Лазаренко было две американских визы различных типов: бизнес и дипломатическая виза. Но он не прибыл в США в рамках дипломатической миссии, потому что он бежал из Украины. Поэтому эта виза не считается. Он перевез свою семью, свою жену и своих донок сюда в Америку, он купил дом, поэтому он явно имел цель иммигрировать - а люди, которые имеют цель иммигрировать, не могут заезжать в США по бизнес-визе. Они должны отправиться на иммиграционную визу. За то, что у него не было правильной визы для этой поездки, его поместили в иммиграционное задержание. Если бы Лазаренко не приехал в США, если бы он не привез сюда свою семью, если бы он не использовал американские банки, чтобы спрятать свои деньги, если бы он не купил недвижимость в США - мы бы его не арестовали. Но потому что он сделал все эти вещи и приехал в США, он сам изменил правила игры. Он изменил фокус нашего расследования "как мы можем помочь украинцам" на "как мы можем начать процесс против преступника, который уже находится в США". - Какое у вас было первое впечатление от Лазаренко? - Он был очень умный человек, очень надменный человек и человек, который не понимал мир вне украины. Он был наивен в своем понимании того, как работают правовые структуры в США. Он думал, что до него будет особое отношение из-за его политический статус. Но мы стараемся так не делать. Мы не имеем особого отношения к ни одного человека. Это его удивило. Он был удивлен отношением к нему в США, он этого не ожидал. Он думал, что его деньги и политический статус уберегут его от тюрьмы. Это не прошло. - Лазаренко пытался договориться с властями США? - Мы всегда рады сесть с обвиняемым и посмотреть, как мы можем решить дело перед тем, как направить в суд. Эти люди все равно пойдут под стражу, но, возможно, на меньшее время. Мы хотим, чтобы люди сотрудничали со следствием и улучшили собственное поведение. Мы пробовали договориться с Лазаренко, но не получилось - и дело пошло в суд. - Предлагал Лазаренко американскому правительству информацию о украинскую власть? - Я не могу это комментировать. - Вы понимаете, почему подельник Лазаренко Петр Кириченко договорился с американской властью? - Да. Как я понимаю, господин Кириченко считал себя нечаянным партнером в деле Лазаренко, жертвой господина Лазаренко. Они вместе оказались в тюрьме, и Кириченко верил, что Лазаренко будет сотрудничать с властью Америки в такой способ, чтобы обвинить Кириченко во всем. Поэтому Кириченко сам начал сотрудничать и обвинил Лазаренко. - Но на самом деле Лазаренко не предоставил никакой информации против Кириченко? - Нет, ничего. Кириченко начал подозревать Лазаренко, с которым он жил шесть месяцев в одной камере тюрьмы. Я не знаю, о чем они беседовали наедине. - То есть вы пустили двух львов в одну клетку? - Скорее двух крыс в одну клетку. После того, что произошло в камере, господин Кириченко больше не верил господину Лазаренко. - В США всегда отправляют людей в подобной ситуации к общей камеры? - ФБР и Министерство юстиции не имели на это влияния, это сделало Бюро тюрем. Наоборот, мы просили, что бы их не помещали в одну камеру. Но Бюро тюрем думало, что держать их в камере вместе будет проще, потому что оба разговаривали на украинском, и ни один из них - на английском. - Почему американские власти не забрала деньги у Лазаренко и не вернула Кириченко? - Суд назначил вернуть Кириченко 20 миллионов долларов от Лазаренко. И апелляционный суд сказал: Кириченко не может забрать эти деньги, потому что так же является вором. - Достаточно, чтобы начать дело в Америке, только того факта, что коррупционные политики посылают миллионы украденных долларов через банки-корреспонденты в Америке? - Для прокурора движение денег через банк-корреспондент в Нью-Йорке не является достаточным, чтобы выдвинуть обвинения против личности. Возможно, иногда это произошло, но обычно этого недостаточно. Если бы это было все, что сделал Лазаренко, мы бы не обвинили его. - Лазаренко был приговорен присяжными за отмывание 22 миллионов. Но в гражданском деле Министерство юстиции США заморозило 250 миллионов Лазаренко. Почему такая разница? - Я объясню, почему. Когда мы судим конкретного человека, мы должны доказать, что она виновата почти несомненно. Так что мы должны были предоставить очень много сильных доказательств. Эти 22 миллиона - эта сумма является результатом криминальной деятельности Лазаренко. Мы чувствовали, что сможем довести эту сумму отмытых средств. 250 миллионов долларов, которые заморожены - это судебный процесс просто против денег. Никто не идет в тюрьму, то есть свобода лица не находится под риском. И мы должны просто показать, что это не деньги Лазаренко. Здесь доказательства могут быть 50% на 50%, должна быть больше доказательств "за", чем "против". И поэтому заморожена большая сумма, чем 22 миллиона. - Что будет с замороженными Америкой 250 миллионами деньгами Лазаренко? - Я знаю, что Министерство юстиции США все еще ищет части этих денег. Как только они найдут, я думаю, что большая часть средств будет возвращена к украинской власти. - Даже если власть в Украине может оказаться коррумпированной? - Если ты хочешь вернуть деньги Украине - ты идешь именно к украинской власти, а не в какое-то другое место. Когда мы вели расследование дела Лазаренко, Леонид Кучма находился у власти. Он не был самой важной персоной в глазах общественного мнения и международных кругов, поэтому нас обвиняли в сотрудничестве с коррумпированными политиками. Наш ответ был: "Мы верим в факты, которые нам предоставили, мы верим, что Лазаренко сделал эти вещи. Но со всем остальным мы не можем ничего сделать. И мы будем судить Лазаренко, потому что мы верим, что он преступник". - Каким является главным урок из дела Лазаренко? - Это была важная уголовное дело. Это было предупреждение многим: если ты коррупционер из-за границы, не приходи в Америку жить со всеми накраденими деньгами. Мы не хотим делать Америку такой страной, куда приезжают жить коррупционеры. Материал подготовлен при помощи Дарьи Вакуленко
promo ctakan_divanych august 28, 2016 00:24 68
Buy for 100 tokens
Эта запись три раза подвергалась "заморозке". Не ищите злой руки СБУ или Госдепа там где её нет. Всё намного проще. Получив материал, я не обратил внимания на имеющиеся в нём адреса электронной почты участников переписки... Выяснив всё у конфликтной комиссии, я удалил адреса электронной почты и…