В конце тоннеля всегда есть свет. Хотя бы ... (ctakan_divanych) wrote,
В конце тоннеля всегда есть свет. Хотя бы ...
ctakan_divanych

Categories:

КНР – США: борьба за контроль над Тихим океаном

Оригинал взят у nnils в КНР – США: борьба за контроль над Тихим океаном
Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) всё больше обращает на себя внимание западных политиков нарастающей военно-экономической мощью Китая. И если до недавнего времени непререкаемым влиянием здесь пользовались Соединённые Штаты, то сегодня активизация на азиатско-тихоокеанском геостратегическом направлении Пекина видна невооружённым глазом. Американские аналитики бьют тревогу, говоря, что китайцы попросту «подбирают» те страны, с которыми администрация США не сумела либо не захотела выстроить нормальные отношения.

Вашингтон, безусловно, подвела его многолетняя переросшая во внешнеполитическую догму зацикленность на правозащитной риторике. Подвергая остракизму правящие режимы в странах АТР за несоответствие их политической практики «демократическим ценностям» в их американском исполнении, Вашингтон невольно подтолкнул эти страны в объятия Пекина.

Так происходило, например, с Мьянмой (Бирмой). Пока американцы критиковали руководство Мьянмы за отступление от демократических свобод, китайцы продвигали здесь свои интересы, взаимодействуя с властями этой беднейшей страны на всех уровнях.

В экономику и инфраструктуру Мьянмы вкладывались десятки миллиардов долларов, почти столько же получили бирманцы от китайцев в виде военной помощи. Ясным подтверждением крепнущего сотрудничества КНР - Мьянма стал визит президента Мьянмы Тхейн Сейна в Китай в 2011 г. Тогда китайским руководством были произнесены важные слова о едином стратегическом видении проблем международной политики в Пекине и Рангуне, что не могло не насторожить Белый дом.

Географическое положение Мьянмы имеет крупное военно-стратегическое преимущество – общую границу с Индией, Китаем, Таиландом и Лаосом. Мьянма – удобная стратегическая площадка для давления на Пекин и контроля над Малаккским проливом, через который в год проходит около 50 тыс. кораблей (от одной пятой до одной четвёртой всего морского товарооборота).

Объём нефтеперевозок через пролив составляет примерно 11 млн. баррелей в день. Один из основных потребителей поставляемой через пролив нефти – Китай.

К тому же Мьянма богата природными ресурсами: нефть, олово, вольфрам, цинк, свинец, медь, уголь, драгоценные камни, газ. Это позволяет властям страны легко завоёвывать расположение влиятельных соседей. При таких обстоятельствах дальнейшие призывы Вашингтона к бойкоту страны вряд ли дадут результат. Мьянма всегда найдёт, кем заменить Соединённые Штаты.

Похожая ситуация сложилась в отношениях США с небольшим островным государством Тимор-Лешти. У острова опять-таки выгодная география. До соседних Австралии и Индонезии – рукой подать, а дно Тиморского моря таит немалые запасы нефти и газа.

К примеру, запасы нефтеносного района Байу-Ундан оцениваются в $3 млрд.

Близость Восточного Тимора к проливу Ветар - тоже немаловажный фактор. Ветар – один из самых глубоких проливов в мире и идеальный маршрут для прохода подводных лодок из Тихого океана в Индийский.

В случае возникновения конфликтных ситуаций в этой части света эффективное использование подводного флота будет зависеть от обладания Ветаром, а обладание Ветаром - от обладания Тимор-Лешти. В 2002 г. эта бывшая португальская колония, на которую имела виды Индонезия, получила независимость. С тех пор за влияние на Тимор-Лешти соперничают Вашингтон и Пекин, но у последнего здесь дела идут лучше. Китайцы уже получили $378-миллионный контракт на строительство двух электростанций. Лёгкое вооружение, униформу и прочие элементы военной экипировки тиморцы также закупают в Китае. На самом острове появилась значительная китайская диаспора численностью более 4000 человек. В январе 2011 было достигнуто соглашение о получении займа в $3 млрд. из рук Пекина. И если раньше перспективные тиморцы – претенденты на высокие посты в экономике и политике уезжали на учёбу в Австралию и США, то сегодня они предпочитают учёбу в китайских вузах.

В такой ситуации Вашингтон укрепляет военно-стратегические контакты с Австралией и Новой Зеландией.

В июле 2011 г. Америку посетила делегация Министерства обороны Австралии во главе с главой ведомства Стивеном Смитом. Визит был посвящён 60-летию американо-австралийского альянса. Среди главных вопросов, обсуждавшихся в ходе встречи, были Афганистан, а также усиление Индии и Китая. Была подтверждена готовность Австралии служить и дальше «южным якорем» США в Юго-Восточной Азии (1). Госсекретарь США Хиллари Клинтон уже огласила намерение Вашингтона превратить XXI век в столетие тихоокеанской политики Соединённых Штатов (2).

Австралия - самый крупный союзник Белого дома в этой части планеты, с оснащённой армией общей численностью регулярного состава более 51 тыс. и более 19 тыс. резерва. Мобилизационные ресурсы страны составляют 4,9 млн. чел. На развитие своих вооружённых сил Канберра тратит 2% ВВП. К тому же на австралийской территории располагаются 16 военных объектов США, в том числе ракетный полигон и радиоцентр связи с атомными подлодками.

К северу от Австралии расположены Тимор-Лешти, Индонезия и Папуа — Новая Гвинея. Расстояние между главным островом Папуа — Новой Гвинеи и материковой частью Австралии - всего 145 км, а расстояние от австралийского острова Боигу до Папуа — Новой Гвинеи — всего 5 км. К северо-востоку от Австралийского континента находятся Вануату, Новая Каледония и Соломоновы острова. К юго-востоку — Новая Зеландия. Из перечисленных стран только Новая Зеландия однозначно и бесповоротно выступает союзником австралийцев как в экономике, так и политике. К остальным внимательно (и небезуспешно) присматривается Пекин.

Между США и Австралией достигнута договорённость об усилении американского военного присутствия на материке. Возведение новых военных баз не предусмотрено, но, согласно договорённостям, американские военнослужащие получат право постоянного доступа к военной инфраструктуре Австралии, а присутствие ВМФ США у австралийских берегов будет наращиваться.

С учётом уже имеющихся баз ВС США в Южной Корее и Японии Вашингтон получит возможность усилить своё влияние в западной и южной частях АТР, включая стратегически важное Южно-Китайское море, которое китайцы считают своей суверенной территорией. Контроль над этим морем даёт неоспоримые геополитические преимущества, поскольку акватория Южно-Китайского моря – наиболее короткий и безопасный путь для судов, следующих из Китая, Японии и России к Сингапурскому проливу и в обратном направлении.

Новозеландцы тоже настороженно наблюдают за экспансией китайской дипломатии в АТР, особенно после того, как наметилось сближение Китая с Республикой Островов Фиджи, расположенной в южной части Тихого океана в 1170 км от Новой Зеландии. Высказываются опасения, что, если рост объёмов сотрудничества между китайцами и фиджийцами будет идти такими темпами, один из островов архипелага Фиджи может превратиться в базу постоянной дислокации ВМС КНР. С одной стороны – китайцы на Фиджи, с другой – китайцы на Тиморе.

Более того, не исключено появление китайских опорных пунктов на Сейшелах. Об этом в сентябре 2011 г. во время своего визита на Сейшелы заявил министр обороны КНР Лианг Гуангли - в ответ на предложение сейшельского президента Джеймса Майкла подумать об открытии на Сейшелах военно-морской базы ВМС КНР. Расположенные между Азией и Африкой, к северу от острова Мадагаскар в западной части Индийского океана, Сейшельские острова имеют важное стратегическое значение, поскольку при наличии мобильной военно-морской группировки с их территории можно контролировать значительную часть акватории Индийского океана, а также побережье Восточной Африки (Кения, Мозамбик, Сомали). В 2004 г. Сейшелы подписали с Китаем соглашение о военном сотрудничестве, в соответствии с которым 50 сейшельских военнослужащих будут обучаться в КНР (3). Кроме того, китайцы передали сейшельцам два лёгких авианосца.

В свою очередь сейшельские власти открыто заявили о приверженности принципам «одного Китая», то есть отказали в официальном признании Тайваню.

Корабли ВМС Китая уже патрулируют опасные участки акватории Индийского океана, где сохраняется высокая вероятность нападения пиратов, и нуждаются в пунктах ремонтно-технического обеспечения и оборудованных пунктах базирования.

Возможно, именно такие пункты и появятся на Сейшелах. Поскольку экономика Китая в очень значительной мере зависит от внешней торговли, Пекин кровно заинтересован в устранении проблемы пиратства в этом регионе.

Вашингтон же опасается, что выдавить китайский флот отсюда будет уже невозможно (2). В 2004 г. консультант правительства США Буз Аллен Гамильтон заявил, что суть тактики Китая – создать «ожерелье из военно-морских баз» в Индийском океане (3). Внимание Пекина к Сейшельским островам тем более тревожит Вашингтон, что с 2009 г. там уже находится база американских беспилотников, используемых для борьбы с таинственными сомалийскими пиратами и контроля над территорией Сомали.

Впрочем, есть у китайских позиций в АТР и слабые стороны. Ряд экспертов полагают, что на государственном уровне у Пекина отсутствует внятная океаническая стратегия. Защита и продвижение своих экономических интересов – это одно, а полноценная доктрина усиления китайского присутствия в масштабах всего Тихоокеанского региона – совсем другое. Океаническая стратегия – понятие гораздо более масштабное, чем стратегия и тактика применения ВМФ. Она должна включать в себя координированную многофункциональную деятельность специализированных государственных учреждений – от генштабов и военных экспертов до океанографических институтов и экономистов. Поэтому Китай будет избегать военных конфликтов на море как можно дольше: для модернизации своих ВМС и реализации стратегии в отношении тихоокеанских государств, в том числе находящихся в непосредственной близости от главных союзников США – Новой Зеландии и Австралии, Пекину необходимо время.

Китайская сторона полагается на дипломатию (недорогое средство обеспечения собственных интересов) и экономику.

Что касается последнего, то показательны темпы китайского продвижения в Африку: так, если в 2003 г. торговый оборот между КНР и странами Африки составлял $10 млрд., то в 2004 г. – уже $20 млрд. Китаем подписаны соглашения о сотрудничестве в сфере добычи природных ресурсов с Анголой, Нигерией, Замбией, Конго, Зимбабве и др. По объему помощи странам АТР Китай находится пока на третьем месте - после Австралии и США, но при этом стремится к созданию как можно большего количества точек базирования в стратегически важных пунктах с тем, чтобы в момент критического ослабления США вступить в плотный диалог с этой сверхдержавой с позиций не слабости, но силы.
Источник
Subscribe

promo ctakan_divanych august 28, 2016 00:24 68
Buy for 100 tokens
Эта запись три раза подвергалась "заморозке". Не ищите злой руки СБУ или Госдепа там где её нет. Всё намного проще. Получив материал, я не обратил внимания на имеющиеся в нём адреса электронной почты участников переписки... Выяснив всё у конфликтной комиссии, я удалил адреса электронной почты и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments