В конце тоннеля всегда есть свет. Хотя бы ... (ctakan_divanych) wrote,
В конце тоннеля всегда есть свет. Хотя бы ...
ctakan_divanych

Мастера информационно-психологических войн



и очень уместно один из комментаторов вспомнил мудрого Пол Лайнбарджера, много лет назад в своей "Психологической войне" (по сей день настольная книга спецов по обработке массового сознания) разъяснившего, в частности, что:

Пастырь выдал пастве очередную порцию вершининга, небезосновательно убеждённый в том, что пастве достаточно дозы, и никто, кроме выдаваемого не читает...

Огромное спасибо мастеру за упоминание замечательной книги Пола Лайнбарджера "Психологическая война". Странно только, что связав методы психологической войны с исламистами и нацистами, он совестливо умолчал о том, что в наибольшей степени эти методы развили и применили в своей пропаганде большевики при построении "первого в мире справедливого государства рабочих и крестьян"... Впрочем, и эта выдержка показывает достаточно:

"Для быстрого массового обращения людей требуются масштабные и жестокие военные меры, но когда они завершены, эффективнее идти другим путем - сохранив прежнюю религию, но установив многочисленные привилегии для неофитов. Пусть люди завоеванной страны отправляют обряды и обычаи старой веры скромно и у себя на дому. Участие же в общественной жизни – политической, культурной, экономической – только для тех, кто принял новую веру. При таких условиях потомки несогласных с новыми порядками через несколько поколений обратятся в новую веру, желая стать богатыми, образованными и могущественными, а к последователям старой будут относиться с подозрением, и у тех не будет ни власти, ни силы."

А вот более полное описание психологической войны большевиков и со своим народом, и с остальным мировым сообществом:

"Большевистская и китайская революции
Динамичнее всего в эти годы развивалась пропаганда в России. Русская революция произошла из-за неблагоприятной обстановки на войне, правительства, которому никто не верил, экономических трудностей и необходимости реформ, которые уже давно назрели. Февральская революция, сбросившая власть царя, была неизбежна. Она была бескровной, и люди при известии о ней испытали облегчение, радость и надежду на то, что жизнь станет лучше. Однако фракция, имевшая большинство в партии русских социалистов, толковала учение Маркса следующим образом – цель оправдывает средства. Члены этой фракции верили, что обладают возможностью прогнозировать политико-экономическое развитие страны. И их прогноз, хоть и не всегда точный, был все-таки очень близок к реальности. И еще они верили, что никто не сможет дать рабочим и крестьянам исторически неизбежной свободы, поскольку сделать это можно только руководствуясь учением Маркса. Эта вера может показаться ни на чем не основанной, но это было не так. Нелепые идеи Гегеля и Маркса давали большевикам чувство безусловной правоты. После Февральской революции они безжалостно саботировали усилия всех других демократических групп. Зачем помогать другим, когда только они обладают сокровенными тайнами истории!
Движение большевиков обрело своих лидеров в лице Ленина и Троцкого. Ленин совсем не собирался строить в России демократическое общество по образцу американского. Для него это было общество, построенное на лжи; это был союз крупных трестов, которые – хотя капиталисты об этом и не знали – обречены были становиться все больше и больше при сужающемся рынке сбыта, а потом погибнуть в ходе империалистической войны и под ударом мировой революции рабочего класса. Ленин был так же уверен в подобном исходе, как и в том, что утром снова взойдет солнце. Единственным неясным вопросом были сроки мировой революции; лишь самые ярые пессимисты в рядах большевиков считали, что мир капитализма протянет до конца 20-х годов XX века.
Такой склад ума привел к ожесточенной психологической войне. Большевики презирали своих противников и мечтали «ликвидировать» их (сначала слово «ликвидация» означало раскол той или иной группы и предотвращение ее воссоединения, но вскоре им стали называть массовое уничтожение людей). Большевики так сильно ненавидели «капиталистический мир», что возненавидели Бога, патриотизм, историю своей страны, церкви, деньги, частную собственность, моральную чистоту, брак и рифмованные стихи. Москва стала Меккой для экстремистов и мятежников всего мира, и какое-то время в России процветала такая безнравственность, какой не было ни в одной цивилизованной стране.
Ненависть к капиталистическому миру позволила большевикам выбросить на свалку русский патриотизм царских времен. Они радовались, когда русские солдаты дезертировали с фронта, впрочем, немцы тоже этому радовались. Но большевики не сомневались, что смеяться последними будут они, так как были убеждены, что революция в Германии – неизбежная, если верить учению Карла Маркса, – вспыхнет через несколько недель или месяцев. Пренебрежительное отношение русских ко всем формам общественной жизни прекрасно выражено Троцким в его блестящем ответе немцам во время переговоров в Брест-Литовске. Немцы никак не хотели уступить в одном из пунктов, и Троцкий воскликнул: «Хорошо, не будет ни войны и ни мира!»
Немцы заявили, что, если большевики не подпишут навязанный им договор, немецкая армия перейдет в наступление. «Прекрасно», – ответил на это Троцкий. Он не возражает. Идите и воюйте. Ему и его армии на это наплевать. Они уйдут и не будут играть с капиталистами в их игры.
И немцы остановились. Они не хотели, чтобы их армия захватила голодную страну, в которой царили идеи разрушения. Они знали, что, пока они теряют время в спорах с Троцким, печатные машины в России работают день и ночь, выпуская листовки, в которых говорилось, что война закончена, что капитализм стоит на пороге гибели, что скоро повсюду рабочие возьмут власть в свои руки и обеспечат всем людям пищу, мир, изобилие, атеизм и другие большевистские прелести. Русские в конце концов подписали Брестский мир, но они хорошо знали, что немецкие дивизии на Восточном фронте уже заражены большевизмом и, придя домой, в Германию, они принесут туда идеи свободы и мира. В Германии все-таки произошла социалистическая революция – отчасти благодаря русской пропаганде, – но умеренные социалисты в союзе с остатками войск, оставшимися верными присяге, сумели ее подавить.
Русский народ прошел все круги ада. За последующие пять лет лидеры большевизма сумели удержать власть над страной с разрушенной экономикой, голодным населением и плохим оружием. Среди коммунистов боевой дух был удивительно высок, а против простого народа они применили два вида оружия – пропаганду и террор (террор являлся главной функцией первой из современных тоталитарных диктатур, но та полицейская роль, которую он играл в своей стране, не является частью психологической войны.)
Большевистская пропаганда, наверное, оказалась самой эффективной пропагандой из всех, что существовали до того времени, а возможно, и до нашей эпохи. Она не знала никаких политических границ – все в старом мире призвано было стать ее добычей. Те вещи, к которым трезвомыслящий советский человек в 1946 году относился с уважением, в 1918–1922 годах подвергались осмеянию: патриотизм, вера, национальный суверенитет, международное право, договоры с капиталистическими странами и их договоры друг с другом. Из России на весь мир изливался поток пропаганды, большей частью подпольной, но велась и открытая пропаганда. Все страны мира, в большей или меньшей степени, испытывали страх перед красными; считалось, что пропаганда большевиков обладает тайной подрывной силой, с которой не может сравниться ни одна пропагандистская операция других государств. Сейчас трудно поверить, что в 1920-х годах в Америке всерьез опасались, что американцы восстанут против своей конституции, но многие люди, включая и главного прокурора США, действительно этого боялись.
Большевики вызывали тревогу, но не по тем причинам, на которые они надеялись. Волшебная сила большевистской пропаганды объяснялась просто – они начали с того, чем закончили англичане, французы и американцы. Союзники совершили огромную ошибку – они наобещали всем народам мира, что после войны возникнет новый мир, который будет лучше старого. Когда война закончилась и жизнь вновь вернулась в привычную колею, многие люди посчитали себя обманутыми – жизнь не стала лучше довоенной. Большевики собрали урожай, посеянный пропагандистами союзников и брошенный ими на произвол судьбы. Когда западные демократии свернули все внутренние и международные пропагандистские операции, люди, взбудораженные обещаниями, обратили свой взор на большевиков. Стратегическое преимущество большевистской пропаганды было подавляющим. Почву для этого подготовили союзники, поэтому дикая ленинская утопия временно показалась возможной многим миллионам людей.
Но это вовсе не означает, что большевистская пропаганда 20-х годов была плохой. С технической, психологической и политической точек зрения она была очень удачной. Ей удалось запугать весь мир, но за счет потери доверия. И Советскому Союзу пришлось заплатить за это ужасную цену. Советское правительство поставило себя в условия изоляции, объявив о том, что будет вести открытую психологическую войну со всеми правительствами мира, включая и США. (Это до такой степени возмутило президентов Вильсона, Гардинга, Кулиджа и Гувера, что они отказались признать Советскую страну.) Большевистская пропаганда велась:
1) по каналам русского правительства;
2) по каналам коммунистической партии (коммунисты на самом деле нигде не являлись политической «партией»; они использовали это слово для обозначения крайне догматичной, безжалостной и фанатичной политической религии);
3) по каналам профсоюзов;
4) усилиями отдельных лиц, занимавшихся подрывной деятельностью;
5) с помощью «организаций прикрытия»;
6) с помощью торговых, консульских и других официальных миссий;
7) с помощью листовок, плакатов, книг и другой литературы, а также фильмов и радиопередач.
Тема всей этой пропаганды была очень простой: скоро произойдет мировая революция. О ее неизбежности говорят законы, изложенные в теории Маркса и Ленина. Грядущая мировая революция отстранит господствующие классы от распоряжения капиталом и передаст его в руки рабочих. Произойдет и экспроприация экспроприаторов. После этого экономические законы, которые описаны в книгах Маркса, изменят свой характер и обеспечат всем людям мир, процветание, счастье и свободу. И это не мечта (говорят коммунисты), а наука. Законы Маркса объективны. Мы знаем, о чем говорим, слушайте нас!
Коммунистическая пропаганда строилась на этих основных принципах. Коммунисты, помимо психологической войны, вели и политическую. Любая попытка некоммунистических стран обсудить сложившуюся ситуацию квалифицировалась как «заговор поджигателей войны». Словом «демократ» называли только тех коммунистов, которые не представляли опасности для коммунизма и не создавали никаких проблем. Коммунисты создали новые выражения, которые использовались советскими газетами и газетами других стран, где у власти были коммунисты. Эмоциональное значение многих слов было такое же, как и в Америке и Британии, – положительное, с оценкой «это хорошо», но на практике эти слова имели совсем другое значение. «Демократия» означает свободные выборы; «свободные выборы» означают, что люди выбирают «демократических лидеров»; но людей, которых выбирают в странах капитализма, никак нельзя (с точки зрения коммунистов) назвать «демократическими лидерами». Лидеров некоммунистических стран называют «игрушками» или «марионетками» капитала, они всегда «продажные» или «реакционные». Настоящими «демократическими лидерами» считались только люди, которых одобряло коммунистическое движение. Оно-то знает, кого надо выбирать, поскольку владеет научной теорией.
Каков же был конечный итог подобной психологической войны? В первую очередь, обильное использование общих слов, которые не подкрепляются делом, означает, что коммунистическая пропаганда является защитной. Она может достичь успеха только в годы отчаяния, анархии и террора. Но коммунистическим лидерам достаточно и этого, поскольку их наука говорит им, что в капиталистических государствах в конце концов наступит анархия, отчаяние и террор. Во-вторых, коммунисты приносят все человеческие ценности в жертву пропаганде. Чтобы отринуть эти ценности, надо быть религиозным фанатиком (марксистского толка); надо действительно быть готовым к тому, чтобы принять совершенно новые убеждения, чтобы исповедовать коммунизм. Международные отношения, патриотизм, стремление к правде, свобода действий, талант художника – все это приносится в жертву пропаганде. В конечном счете для коммуниста пропагандой является все. Никакая идея, которая наносит вред делу коммунизма, не может быть истинной. У коммунистов есть их наука. (Если вы захотите узнать, что же это за наука, прочтите «Манифест коммунистической партии», работу В.И. Ленина «Исторические судьбы учения Карла Маркса» и выдержки из последних речей Сталина. Вас поразит безумная логика этих людей, искренний, но плохо подкрепленный фактами энтузиазм.) В-третьих (и это наиболее важно), коммунистическая психологическая война является постоянной. Темы могут меняться – иногда они бывают провокационными, иногда почти соглашательскими, – но методы этой пропаганды, ее тактика остается неизбежной. Поэтому коммунистическая пропаганда является профессиональной и прошла испытание на прочность. Она опирается на мощное полицейское государство у себя дома и на плохо образованных или эмоционально неустойчивых фанатиков за рубежом, за исключением тех немногих стран, где коммунизм столь силен, что привлекает тугодумов или людей, склонных идеализировать жизнь.
Именно успех большевиков, а не прекрасные, но недолговечные достижения союзников в годы Первой мировой войны не позволили психологической войне заглохнуть. И современный коммунизм – это постоянная психологическая война в действии.
Коммунистические лидеры совершили между 1922 и 1927 годами непростительную ошибку. Они пригласили военный и политический штаб китайских националистов (Гоминьдан) сотрудничать с ними. Уверенные в своей неизбежной правоте, эти лидеры не могли и подумать, что кто-то окажется хитрее их. Но китайцы их перехитрили. Военный руководитель их миссии в Москве усвоил все, чему могли научить его коммунисты в отношении партизанской войны, подрывной пропаганды, революционной ситуации и массовой агитации. Когда он вернулся домой, коммунисты помогли ему осуществить националистическую революцию в Китае, которая началась летом 1922 года. Старые командиры оказались бессильными перед агентами, агитаторами, расклейщиками плакатов, студенческими забастовками, пропагандой в прессе и распропагандированными войсками. Самая сенсационная война в современной Азии обошлась малым числом военных столкновений. Лидер националистов пустил в ход все те методы психологической войны, которым обучили его коммунисты, и добавил кое-что от себя. Его имя было Чан Кайши.
В 1927 году в Москве среди коммунистов разгорелась дискуссия – как теперь относиться к националистам. Одни говорили, что китайские националисты, сторонники Сунь Ятсена и Чан Кайши, должны быть ликвидированы, и дело с концом; другие утверждали, что националисты еще пригодятся – они помогут в борьбе с американскими, японскими и британскими «империалистами». Чан Кайши внимательно следил за этой формально теоретической дискуссией, в сути которой он, благодаря учебе в Москве, прекрасно разобрался. И пока коммунисты обсуждали, как и когда обмануть его, он обманул их самих. Осенью 1927 года он повернул оружие против них, используя террор и пропаганду, а затем перейдя к экономическим преобразованиям. Коммунисты не простили его. Националистический Китай обладает точной копией московских пропагандистских учреждений, которые коммунисты, не понимая юмора, называют «фашистскими». (Всякий антикоммунист является фашистом, говорят они.)
Русская революция 1917–1922 и китайская революция 1922–1927 годов представляют собой явление, порожденное коммунистической пропагандой. С тех пор, за исключением Испании, все попытки коммунистов захватить власть потерпели провал (в межвоенный период). После Второй мировой войны коммунисты смогли установить свою власть в ряде стран, но только после того, как они были оккупированы или захвачены советскими войсками. Коммунистическая пропаганда лишилась своих магических свойств; она может держать людей в повиновении только в том случае, если сзади ее подпирает сильная армия. Но в начале XX века эта психологическая война смогла одержать победу в России и Китае – без военной помощи извне. И, если она обновит свои методы, идеи и кадры, то сможет сделать это снова."


Отсюда



Tags: Информационная война., Лев жжот
Subscribe
promo ctakan_divanych август 28, 2016 00:24 62
Buy for 100 tokens
Эта запись три раза подвергалась "заморозке". Не ищите злой руки СБУ или Госдепа там где её нет. Всё намного проще. Получив материал, я не обратил внимания на имеющиеся в нём адреса электронной почты участников переписки... Выяснив всё у конфликтной комиссии, я удалил адреса электронной почты и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments