В конце тоннеля всегда есть свет. Хотя бы ... (ctakan_divanych) wrote,
В конце тоннеля всегда есть свет. Хотя бы ...
ctakan_divanych

Categories:

Роль и значение национальных меньшинств в восстановлении независимости Эстонии

Бог, да и всё сообщество у Льва Вершинина putnik1 могут подтвердить, что данный пост, как бы это ни было кому неприятно, не является заказухой, а найден и перепощён в ответ на нападки русских товарищейгосподграждан суверенной Эстонии, коей стать бывшей Советской Эстонии они мало того, что не мешали, но и порой всячески способствовали. Никто не вправе их за это упрекать. Легко быть умным спустя чуть ли не четверть века. Данный пост выставлен, лишь, с целью охладить иные безбашенные головы, пытающиеся сейчас рвать на груди тельняшки и рассказывать народные былины о том, как они там в Эстонии ложились под советские танки отстаивая нерушимость СССР. Апеллируя тем, что эстонскими политиками история сильно подчищена. Но, если внимательно прочесть данный пост, становится очевидным, что если в Эстонии и подчищали историю и фотографии тех лет, то не иначе как с целью обелить русских защитников независимости Эстонии. Если у кого по прочтении поста произойдёт разрыв шаблонов, то все вопросы к автору, который являясь журналистом, был по крайней мере очевидцем всех описанных событий.

Оригинал взят у ilja_nikiforov в Роль и значение национальных меньшинств в восстановлении независимости Эстонии

Р. Григорян, PhD

Период с 1987 по 1991 годы, который вошел в историю Эстонии под наименованием «поющей революции», коренным образом изменил общество и само сознание людей. Он завершил процесс распада СССР и привел к восстановлению независимого Эстонского государства.

За прошедшие годы по этой проблеме изданы десятки книг, написаны сотни статей, защищены дипломные, магистерские и докторские работы, проведены многочисленные конференции. Однако имена и деятельность неэстонцев во всем  этом тотально умалчивается, а из хроникально-документальных фильмов, посвященных этому периоду, исчезли их имена и образы. В результате такого селекционного подхода многие активные участники «поющей революции» оказались фактически вычеркнутыми из истории Эстонии. Получается как у Джорджа Оруэлла: «Исчез из прошлого - исчез из жизни».

Некоторые эстонские историки, превратившись в государственных чиновников, политиков, партийных функционеров и пропагандистов, телекомментаторов и публицистов, забыли слова французского историка Мишеля де Серто о том, что статус историка – находится "в близости от проблем политики, но в стороне от места, с которого осуществляют политическую власть" (1).

Перестройка и гласность

Известно, что процессу восстановления независимости Эстонии предшествовал период, который вошел в историю под названием «перестройка и гласность».

Эстонская интеллигенция перестройку и гласность вначале приняла как очередную кампанию и заняла выжидательную позицию. Первыми преодолели страх цензуры газета «Edasi» (нынешний  «Pоstimees») и журнал «Vikerkaar», выходящие на эстонском языке. Газеты  и журналы, выходящие в Эстонии на русском языке (за исключением «Радуги»), избегали печатать несанкционированные партийными органами материалы. Понимая гласность как свободу «с позволения сказать», они держали русскоязычное население Эстонии на информационном голодном пайке. Принцип был ясен: эстонские газеты партийные идеологи  в Москве не читают, а русские могут попасть им в руки.

«Клуб друзей перестройки»


В условиях начавшегося общенационального пробуждения, когда возникали многочисленные вопросы, требующие научного ответа, осенью 1987 года профессор Рэм Блюм предложил при Тартуском университете создать «Клуб друзей перестройки». В рамках этого клуба стали организовываться встречи с политиками и учеными, проводились дискуссии по актуальным проблемам, таким как: «Национальный вопрос», «Программа – IME», «Языковые отношения в Эстонии», «Судьба демократии в СССР», «О перспективах развития Тарту» и другие. В дискуссиях участвовали ученые, поэты, журналисты и студента, в том числе: Михаил Бронштейн, Рэм Блюм, Чеслав Лущик, Юрий Лотман, Яан Каплинский, Леонид Столович, Павел Рейфман, Марью Лауристин, Евгений Голиков, Ивар Райк, Рафик Григорян, Артур Кузнецов, Аду Муст, Юрий Тамару, Кайдо Яансон и многие другие. По итогам дискуссий составлялись экспертные материалы, устраивались выступления на заводах и в клубах, в школах и вузах, в воинских частях и даже в отделениях КГБ.

Тартуский мир


Поворотным пунктом в национальном пробуждении народа Эстонии стал 1988 год.

2 февраля 1988 года  - в очередную годовщину подписания Тартуского мира,  сторонники обнародования пакта Молотова-Риббентропа попросили разрешения на проведение митинга, но власти города отказали им и, взамен, предложили провести дискуссию на эту тему в аудитории Тартуского университета на Ванемуйзе 46. По завершении дискуссии, когда люди вышли на улицу, там их ожидал отряд милиции (со щитами и дубинками), прибывший из Таллинна. Между молодыми участниками дискуссии и милицией возникло столкновение. Несколько человек было задержано. По свидетельству Роберта Нярска, решение о противодействии "националистическим проявлениям" и о разгоне демонстрантов принималось в организационном отделе Тартуского райкома КПЭ от 15 января 1988 года под председательством Андруса Ансипа (2). Непосредственное руководство по разгону демонстрантов осуществлял министр внутренних дел Эстонской ССР –  Марко Тибар, в присутствии секретаря ЦК Компартии Эстонии Индрека Тооме, заместителя председателя республиканского КГБ и руководства Тартуского горкома партии. Все они инкогнито находились в здании Тартуского отдела КГБ на улице Ванемуйне (3)

Понимая опасность и порочность действий властей, шесть преподавателей Тартуского университета (Рэм Блюм, Рафик Григорян, Марью Лауристин, Виктор Пальм, Юри Тамару и Пеэтер Вихалем) опубликовали 7 февраля 1988 года в газете «Edasi» «Открытое письмо к согражданам», в котором осудили действия властей и обвинили правительство в неадекватных силовых действиях. Они предупредили людей о возможных провокациях при праздновании 70-летия независимости Эстонской Республики 24 февраля  (об этом факте эстонская печать много писала, но имена неэстонцев, подписавших это письмо, в эстонской прессе и радио ни разу не приводились – Р. Г.).

«Открытое письмо» вызвало немалый резонанс в обществе. На следующий день, после публикации письма, секретарь партийной организации Тартуского университета Пауль Кенкманн, в присутствии секретаря комсомольской организации Анди Казака, вызвал к себе в кабинет автора данной статьи и обвинил его в том, что он «натравливал эстонский народ против партии». Расчет был прост – запугать и подавить волю к сопротивлению.  Такой же нелицеприятный разговор состоялся между академиком Виктором Пальмом и секретарем Тартуского горкома КП Эстонии Тыну Лаком (4). Понятно, что эти «профилактические» беседы были проведены с санкции вышестоящих органов ЦК КП Эстонии. Однако, вышло как по закону Архимеда, чем больше власть запугивала людей, тем сильнее они сопротивлялись.

В руководстве  ЦК КПСС началась упорная борьба по вопросу о  пределах гласности и демократизации. 13 февраля 1988 года,  газета «Советская Россия» опубликовала письмо Нины Андреевой под названием «Не могу поступаться принципами». Оно было поддержано Егором Лигачевым и фактически стало манифестом антиперестроечных сил. Это был открытый вызов М. Горбачеву и его курсу на перестройку.

Озабоченный таким поворотом, во второй половине марта 1988 года журнал «Огонек» организовал «круглый стол» по проблемам перестройки. В нем участвовали известные российские ученые В. Г. Гельбрас, Л. А. Гордон, Б. А. Грушин, Б. П. Курашвили, Е. П. Примак и другие. Борис Курашвили предложил создать в стране «Народный фронт в поддержку перестройки», чтобы люди смогли иметь возможность влиять на ход политической жизни (5). Эта мысль также прозвучала в газете «Советская культура» от 13 апреля 1988 года.

С 1 по 3 апреля 1988 года в Балтийских странах прошли Объединенные пленумы творческих союзов (в Эстонии с  1-2 апреля в Таллинне). На них интеллигенция Балтии впервые открыто поставила  вопрос об опубликовании пакта Молотова-Риббентропа и секретных протоколов к нему, говорила об оккупации Балтийских стран и предлагала пути дальнейшей демократизации страны и меры по защите эстонской нации и языка.

Народный фронт Эстонии в поддержку перестройки.


13 апреля 1988 года, на передаче эстонского ТВ «Mõtleme veel», на которой обсуждалась тема использования гражданской инициативы для защиты перестройки и гласности, Эдгар Сависаар предложил создать в Эстонии демократическое движение – Народный фронт Эстонии в поддержку перестройки. В тот же день, вечером в Таллинне и 14 марта 1988 года в Тарту, возникли инициативные группы по созданию Народного фронта. Среди его инициаторов были также неэстонцы  - Рэм Блюм, Артур Кузнецов и Рафик Григорян.

30 апреля 1988 года  газета «Edasi» опубликовала Декларацию НФ, принципы и цели движения. В ней впервые открыто отрицалась руководящая и направляющая роль КПСС, что вступало в противоречие с Конституцией СССР.  Пресса, выходящая на русском языке в республике, умолчала этот факт. Всесоюзные центральные газеты, Радио и ЦТВ отнеслись к этому факту враждебно. Однако сама идея создания НФ получила поддержку масс. НФЭ был открыт для всех жителей, он не стоился по национальному признаку и действовал легально. Очень быстро «призрак»  Народного фронта стал бродить по всему Советскому Союзу. Аналогичные движения стали появляться и в других городах и республиках.

14 июня 1988 года на Ратушной площади в Тарту был проведен митинг памяти жертв сталинских репрессий. Это был первый массовый митинг организованный НФЭ. Собралось более 5000 человек. На нем выступили: Марью Лауристин – эстонка, дочь известных эстонских партийных и советских деятелей, доцент Тартуского университета; А. Саунанен –  ингерманландец, второй секретарь Тартуского горкома КП Эстонии, сын репрессированных родителей; Р. Григорян – армянин, доцент Тартуского университета, исследователь сталинизма (в хроникально-документальном фильме о «Поющей революции» неэстонцы оставлены за кадром – Р. Г.). Одновременно, в Таллинне на Певческом поле стали регулярно собираться десятки тысяч молодых людей на т. н. «ночные певческие праздники». Весь Таллинн был украшен все еще запрещенными сине-черно-белыми флагами.

Первый секретарь ЦК КПЭ  Карл Вайно был охвачен паникой, он не знал что делать. В Кремле также лихорадочно искали выход из сложившегося положения. 16 июня 1988 года по предложению М. Горбачева, непопулярный среди эстонцев Карл Вайно был заменен уроженцем из Хийумаа Вайно Вяльясом, который в то время был послом СССР в Венесуэле и Никарагуа. Многие эстонцы были рады, что партию впервые возглавил местный эстонец, а не выходец из России,

Начало «поющей революции»


17 июня 1988 года в Таллинне на певческом поле был организован Народным фронтом первый  крупный митинг, посвященный  поддержке делегатов из Эстонии на Х1Х Всесоюзную партконференцию. На нем участвовало около 150000 человек. Поскольку митинг сопровождался хоровым пением, то это событие вошло в историю Эстонии под названием «поющая революция». О важности митинга говорит хотя бы тот факт, что на Х1Х партийной конференции М. С. Горбачев призвал отказаться от руководящей роли Коммунистической партии и перейти к построению правового государства.

1-2 октября 1988 года состоялся Первый конгресс Народный Фронт Эстонии (сокращенно – НФЭ). В Совет уполномоченных НФЭ их числа неэстонцев были избраны: Рэм Блюм, Владимир Брехов, Олег Буров, Рафик Григорян, Юрий Лотман, Елена Попковская, Эльдар Эфендиев, Олег Харламов, Эдуард Шаумян, Хаги Шейн и другие, а в Ревизионную комиссию – Илья Никифоров. На Конгрессе присутствовало более 400 журналистов, для них была организована пресс-конференция которую проводили: Матти Хинт, Марью Лауристин, Эндель Лааси, Тынис Авиксон, Кюлло Арьякас, Рафик Григорян, Артем Давидянц, Хаги Шейн и  Самуэль Лазикин (впоследствии на фотографии из учебников истории  имена и лица неэстонцев были убраны – Р. Г.).

Согласно опросам, проведенным  Майнор-ЭМОР,  Народный фронт поддерживали 89% эстонцев и 11% неэстонцев. Первоначально НФЭ не ставил своей целью отделения Эстонии от СССР, ибо, как говорил Рейн Таагепера, «думать о независимости – это еще не означает требовать ее немедленного достижения» (6). Для этого необходимы были соответствующие условия, поэтому НФЭ предлагал заключить новый Союзный договор, чтобы как-то узаконить место Эстонии в СССР. Народный фронт придерживался того, что федерация – это союз равноправных и суверенных государств, что без добровольного согласия самих субъектов федерация невозможна. Он считал, что союзное государство строится снизу вверх, а не верху вниз. Республики объединяются в союз, делегируя по своему усмотрению часть своих прав центральной власти. Однако М. Горбачев, будучи продуктом советской системы, не был готов к переходу на такой тип федерации.

Интернациональный фронт


Начиная с лета 1988 года, в противовес Народным фронтам, стали создаваться Интернациональные фронты (сокращенно – ИФ). Они возникли в республиках Балтии, в Молдове, в Украине, в Москве, в Ленинграде и во многих  других городах Советского Союза. Для координации их деятельности, 15-16 июля 1989 года в Ленинграде был проведен учредительный съезд Объединенного фронта трудящихся СССР, в котором приняли участи 83 делегата от ИФ шести союзных республик и 80 городов СССР (7). По утверждению бывшего председателя КГБ СССР Вадима Бакатина, у истоков создания Интерфронтов стоял комитет госбезопасности, который, по свидетельству отставного генерала КГБ Олега Калугина, заслал в Эстонию в 1990 году сотню своих офицеров. (8).  В лидирующей группе ИФ было немало и  эстонцев, в том числе: Арнольд Сай, Лембит Аннус, Вальтер Тоотс и другие. Поддерживали их академик Густав Наан, профессор Виктор Хютт и другие.  В целом Интерфронт в 1988 году, по данным опросов «Майнор-ЭМОР», поддерживали 80% неэстонцев и 20% эстонцев, большая часть которых являлись членами КПСС и проживали в Таллинне. В 1990 году уже к деятельности ИФ относились резко отрицательно 86% эстонцев и 46% неэстонцев (9).

Лидеры ИФ выступали против суверенитета Эстонии, требовали принятия двух государственных языков – эстонского и русского, были за сохранение марксизма-ленинизма, как господствующей идеологии, защищали «завоевания Великого октября», призывали беспрекословно исполнять все решения Кремля и Всесоюзных органов власти, стремились любой ценой сохранить социализм, коммунистический путь развития и  единое  Союзное государство и т. д.

Нельзя сказать, что в программах Интердвижения все было неправильно и неприемлемо. Их опасения о том, что эстонский язык будет насильно насаждаться, что за  его незнание людей будут увольнять с работы, а русские школы будут закрываться, что неэстонцы и их дети будут поставлены в условия людей второго сорта – все это полностью сбылось. Однако откровенная коммунистическая риторика, открытая прокремлевская и прокоммунистическая направленность требований, попытки отрицать право Эстонии на самоопределение, отталкивали от них многих русских и русскоязычных людей, особенно интеллигенцию. Сегодня  эстонские историки, говоря о роли и участии национальных меньшинств в тех событиях, пытаются представить их исключительно через призму деятельности ИФ, что само по себе есть искажение действительности.

Результаты социологических исследований показывали, что основная часть русскоязычного населения опасалась не независимости Эстонии как таковой, а того, что в независимой Эстонии они могут стать объектом  дискриминации и будут лишены политических и социальных прав.

Форум народов Эстонии


24 сентября 1988 года в Таллинне собрался Форум народов Эстонии, на котором участвовали представители всех организаций национальных меньшинств Эстонии. Выступая под лозунгом «За нашу и вашу свободу!», они продемонстрировали свою поддержку борьбе эстонского народа за свободу и независимость. Одновременно, Форум народов высказал надежду, что поддержка суверенного развития эстонского народа не означает ущемления интересов и прав граждан Эстонии разных национальностей ни в политической, ни в какой бы то ни было области общественной жизни (10).

Прошли годы. Лозунг «За нашу и вашу свободу!» предан забвению. Он фактически трансформировался в принцип: «Мы – эстонцы, хозяева, субъекты государства, а вы инородцы - чужие и ваше место, либо во втором ряду, либо за пределами Эстонии».

Декларации о суверенитете Эстонии


Первым шагом на  пути к независимости Эстонии стало принятие 16 ноября 1988 года ВС ЭССР «Декларации о суверенитете», которая провозгласила верховенство законов Эстонской ССР над Всесоюзными законами. В декабре 1988 года М. Горбачев устроил показательную обструкцию А. Рюйтелю. Он не учел того, что конституционный кризис не может решаться силовыми методами.

Сторонники ИФ выступили против «Декларации о суверенитете»  и выдвинули требование «территориальной автономии» на Северо - Востоке Эстонии. Они надеялись на то, что идея создания автономии, может напугать эстонских национал-радикалов и те откажутся от курса на суверенитет. Однако результат оказался прямо противоположным.

24 февраля 1989 года ряд националистически ориентированных организаций - Общество защиты памятников старины, Эстонская партия национальной независимости и Эстонский христианский союз, выступили с призывом начать подготовку к выборам в Конгресс Эстонии. Для регистрации граждан были созданы Комитеты граждан Эстонской республики.

Политическая обстановка и межэтнические отношения в республике существенно обострились. Чтобы их обсудить 1-2 июля 1989 года в Нарве состоялась конференция русскоязычных секций НФЭ. Русскоязычная секция позволяла многим неэстонцам - сторонникам НФЭ принимать активное участие в жизни общества. Конференция поддержала «неотъемлемое право эстонской нации на самоопределение и выбор форм государственного устройства», но, при этом отмечала, что это право «не должно быть использовано против других народов Эстонии» (11). Русскоязычные секции НФЭ однозначно высказались против попыток исключить неэстонцев из публичной сферы жизни общества и лишить их права голоса.

продолжение


Tags: Развал России.Либероиды.Ебланы. идиотизм, СССР
Subscribe

  • Всё только начинается

    Прошедшим летом Госдепартамент Соединённых Штатов учредил пост координатора по Арктическому региону, им стал старший советник госсекретаря Майка…

  • О чём будут говорить Байден с Путиным?

    Да, задали хлопот Петров с Бошировым. Чехия выставила нам ультиматум. Причём, буквально на следующий день, как В.В.Путин в своём ежегодном…

  • Упоротые небратья

    Ну вот что за народ такой вороватый нам в небратья достался? Мало им нашего газа, так ещё и нашу рыбу воруют. Уже два года, как государственное…

promo ctakan_divanych август 28, 2016 00:24 68
Buy for 100 tokens
Эта запись три раза подвергалась "заморозке". Не ищите злой руки СБУ или Госдепа там где её нет. Всё намного проще. Получив материал, я не обратил внимания на имеющиеся в нём адреса электронной почты участников переписки... Выяснив всё у конфликтной комиссии, я удалил адреса электронной почты и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • Всё только начинается

    Прошедшим летом Госдепартамент Соединённых Штатов учредил пост координатора по Арктическому региону, им стал старший советник госсекретаря Майка…

  • О чём будут говорить Байден с Путиным?

    Да, задали хлопот Петров с Бошировым. Чехия выставила нам ультиматум. Причём, буквально на следующий день, как В.В.Путин в своём ежегодном…

  • Упоротые небратья

    Ну вот что за народ такой вороватый нам в небратья достался? Мало им нашего газа, так ещё и нашу рыбу воруют. Уже два года, как государственное…